Вагит Алекперов объявил открытую войну Игорь Сечину. Чем это грозит? Избранное

09.03.2019 11:26
shadow

Вагит Алекперов унизил Игоря Сечина! Такого в России еще не было! Глава "Лукойла" Вагит Алекперов, по всей видимости, получил иммунитет от главы государства. Иначе ничем не объяснить его резкие заявления в адрес "Роснефти" в последнее время.

Несогласие с мнением Игоря Сечина звучит по сделке ОПЕК, а также на тему сокращения добычи нефти. Алекперов, в отличие от Сечина, не считает, что соглашение приведет к потере доли России на мировом нефтяном рынке. Кроме того, глава "Лукойла" советует властям закрыть глаза на просьбы Сечина и не заниматься льготированием одного месторождения (Приобского), а решать проблемы отрасли в целом.

Критическую риторику такого масштаба до последнего времени мог позволить себе только глава "Транснефти" Николай Токарев. Тот же "Газпром" в публичном пространстве с лидером российской нефтяной отрасли не воевал.

Лихой поворот. Как Игорь Сечин поссорился с Вагитом Алекперовым

Принадлежащая «Роснефти» компания «Башнефть» обвиняет «Лукойл» в завышении тарифов на перевалку нефти через принадлежащий ему терминал Варандей. Спор начался после того, как «Роснефть» купила контрольный пакет «Башнефти» и стала партнером «Лукойла» в совместном предприятии «Башнефть-Полюс»

В отношениях «Роснефти» и «Лукойла» очередной лихой поворот. Принадлежащая «Роснефти» компания «Башнефть» обвинила «Лукойл» в завышении тарифов на перевалку нефти через терминал Варандей, который является собственностью компании Вагита Алекперова. В ответ Алекперов заявил о сокращении «Роснефтью» инвестиций в проект разработки месторождений Требса и Титова. Спор из заочного перейдет в очный 22 октября, когда жалобу «Роснефти» рассмотрит Федеральная антимонопольная служба.

С одной стороны, тарифы на перевалку в Варандее действительно существенно выше стоимости услуг портов на Балтике, что вроде бы позволяет «Роснефти» идти в ФАС. Однако в этой истории слишком много «но», которые бросаются в глаза. И дело не только в технической сложности самого северного российского нефтяного терминала, чем «Лукойл« и объясняет более высокие тарифы. Начнем с того, что в последнее время тарифы на Варандее не росли, а падали. «Лукойл» шел навстречу «Роснефти», но ей этого оказалось недостаточно.

«Лукойл« публично предлагает найти обоснованную модель ценообразования, скажем, привязав тариф к себестоимости добычи на месторождении Требса и Титова. В ответ через СМИ звучит предложение самой «Роснефти» сделать «Башнефть-Полюс» (оператора Требса и Титова) центром прибыли. Иными словами, «Лукойл» должен отдать свой актив под управление компании, где у него лишь миноритарная доля, и ждать, когда мажоритарный акционер начнет верстать тарифы под себя.

Интересно, что, когда «Башнефть» принадлежала «Системе», никаких споров по тарифам у компании с «Лукойлом» не возникало. Стороны договаривались без привлечения государственных арбитров. А началось сутяжничество с момента смены акционеров. Причем недовольство «Башнефть» высказывает далеко не первый раз. Несложно сделать вывод, что конфликт связан именно с фирменным корпоративным стилем «Роснефти», которая всегда и везде жестко преследует свои интересы, оплачивать которые приходится другим.

Что, кстати, видно по истории с Варандеем. «Роснефть» уже предлагала избавиться от «Лукойла« в перевалке. Был вариант строительства трубы от Варандея до порта «Индига» на Баренцевом море. Казалось бы, вот решение: не нравится тариф «Лукойла» — строишь альтернативу. Но хитрость в том, что, по версии «Роснефти», трубу эту должна была строить «Транснефть», беря деньги из общего тарифа на прокачку нефти. Иными словами, все должны были скидываться на стройку трубы, которой пользовалась бы «Башнефть» — «дочка» «Роснефти».

Или еще один похожий случай. «Роснефть» продает нефть в Китай, и часть поставок идет через Казахстан. В реальности это своп, и казахи не транзитируют российскую нефть, а продают свою, используя российскую нефть для своих внутренних нужд. Хитрость в том, что качество казахской нефти выше, и они стали требовать доплаты. В итоге ФАС понизила тариф по прокачке нефти на российском участке, а Казахстан резко повысил тариф на своем. «Роснефть» сохранила суммарную выплату за транзит — но заплатить за это пришлось «Транснефти». Здесь, в отличие от Индиги, отбиться монополии не удалось.

Или вспомним шумную историю с получением фискальной льготы по Самотлорскому месторождению. Кабинет министров так и не объяснил внятно, почему льготу получила только «Роснефть». Другие компании также имеют обводненные месторождения, они тоже были готовы использовать полученные льготы для роста инвестиций, среди них была и государственная компания (если именно госсобственность была формальным критерием).

Или вот совсем свежая история про те же налоги — пресса пишет, что «Роснефть» была недовольна итогами совещания у премьера по проблемам нефтяной отрасли, в результате чего протокол мероприятия несколько недель не могли подписать. Центральной темой были субсидии нефтеперерабатывающим заводам от государства для сдерживания цен на топливо на внутреннем рынке. «Роснефть» посчитала, что ее интересы учли не в полной мере.

В споре по Варандею «Роснефть» полагает, что стала жертвой использования «Лукойлом» монопольного положения. Но совсем недавно всплыл сюжет о том, что ряд добывающих предприятий «Роснефти» предложил подрядчикам — сервисным компаниям — перенести срок выплат по контрактам с конца 2018 года на начало следующего. И это уже не первая такая история. «Роснефть» — крупнейший заказчик на рынке сервисных услуг. И такой подход очень похож на использование своего доминирующего положения. Но ФАС этим вопросом не спешит заниматься.

Список примеров можно продолжать. Главный вывод — в госрегулировании отрасли все же нужно исходить из равенства подходов ко всем игрокам. Стиль «все равны, но некоторые равнее» неизбежно провоцирует межкорпоративные конфликты. Адресные льготы, уступки, персональные подходы — все это не слишком помогает отрасли, рискующей потерять прежнюю хорошую производственную динамику.

Сечин и Алекперов разругались. Что происходит

Вы может быть и не заметили, но двое самых непубличных российских нефтяников – Вагит Алекперов и Игорь Сечин – уже второй день вовсю выносят сор из избы, огрызаясь в прессе.

Стороны как бы невзначай сливают инсайд в интервью, а потом высокомерно попрекают друг друга – дескать, ну и фу, как так можно вести бизнес?

Лидеры «ЛУКОЙЛа» и Роснефти делят бабки из-за своего совместного арктического проекта на месторождении Требса и Титова. Добытая там нефть перекачивается через терминал в поселке Варандей, который принадлежит компании Алекперова.

Вся соль в том, что «ЛУКОЙЛ» рубит двойной гешефт – поднимает доходы как от самой добычи, так и в виде мзды за перевалку нефти. Этого само собой доводит черно-желтого партнера до белого каления.

Роснефть, не стерпев обид, решила нагнуть товарищей через ФАС – попросила проверить адекватность цен, установленных за транспорт. В Роснефти предлагают «ЛУКОЙЛу» сменить логику. Мол, совместные дела, они превыше всего. Вагит, откуда алчность?

Алекперов же сделал ответочку, попросту заговорив (обычно, он этого не делает). Сказал, что ситуация с Роснефтью у них складывается «непростая», а порт Варандей – проект очень «затратный», «капиталоемкий».

Надеемся, что до серьезных последствий этот конфликт не дойдет, и в тюрьму (как было с экс-министром Улюкаевым) никого не посадят. Ставь лайк, если поддерживаешь.

Сечин топит терминал Алекперова?

"Роснефть" оспаривает стоимость перевалки нефти через "Варандейский Терминал" в ФАС. Сечин хочет "утопить" северные проекты "ЛУКОЙЛа" в Печорском море?

Сечин топит терминал Алекперова?

Глава Федеральной Антимонопольной Службы (ФАС) Игорь Артемьев подтвердил, что против "ЛУКОЙЛа" возбуждено дело о нарушении, — сообщает The Moscow Post. Предметом разбирательства является цена перевалки нефти на "Варандейском Терминале", принадлежащем структурам "ЛУКОЙЛа".

Руководство "Башнефти" (инкорпорирована в "Роснефть") и компании "Башнефть-Полюс" считают цену необоснованно завышенной. Ситуация осложняется тем, что 25,1% акций "Башнефть-Полюс" принадлежит "ЛУКОЙЛу".

Игорь Сечин хочет лишить "ЛУКОЙЛ" Вагита Алекперова не только доходов от терминала, но и доли в компании "Башнефть-Полюс"?

"Варандейский терминал" — это уникальное сооружение, считающееся гордостью компании "ЛУКОЙЛ". Высокотехнологичный, самый северный в мире терминал, способный работать круглый год красавец-терминал может стать абсолютно бесполезным памятником эпохи, если Игорь Сечин "даст добро" на реализацию одного из проектов по исключению терминала из транзитных путей "Роснефти".

"Варандейский терминал" может так никогда и не выйти на заявленную проектную мощность. Теоретически, он способен отгружать 12 млн. тонн нефти в год, но в 2017 году отгрузил только 8,2 млн. тонн, значительная часть нефти шла с месторождения Требса и Титова.

Месторождение разрабатывается компанией "Башнефть-Полюс", находящейся в совместной собственности "ЛУКОЙЛа" и "Башнефти". При этом, может сложиться ощущение, что "ЛУКОЙЛ" крайне мешает руководству "Роснефти" и компания совсем не прочь, чтобы партнер куда-нибудь делся.

"Роснефть" даже анонсировала сокращение добычи нефти на месторождении Требса и Титова, увязав это сокращение со сделкой с ОПЕК. "Больнее всего" это бьет по "младшему партнеру" в "Башнефть-Полюс" и собственнику "Варандейского терминала". Стоимость терминала за 2017 год заметно упала с 34 млрд. рублей до 15 млрд. рублей.

Красавец-терминал "ЛУКОЙЛа" могут отрезать от нефтетранзита

"Варандейский терминал" обошелся "ЛУКОЙлу" очень недешево, приблизительно в 1,1 млрд. долларов. Он способен не только переваливать, но и "смешивать" нефть, получая таким образом более дорогую марку экспортной нефти, так называемую "варандейскую смесь".

В морозном воздухе попахивает нефтью и шантажом?

Пока ФАС разбирается насколько обоснована стоимость перевалки нефти на уникальном терминале, в "Роснефти" уже озвучили планы по созданию своего терминала, причем в обход не только "ЛУКОЙЛа", но и государственного монополиста "Транснефти".

Стоимость "Варандейского терминала" заметно упала за 2017 год

Строить это чудо-сооружение в порту Индига предполагалось за счет средств компании "Башнефть-Полюс", то есть, по сути, Алекперову и "ЛУКОЙЛу" предлагалось принять участие в финансировании проекта, который может как минимум существенно затруднить положение дел на "Варандейском терминале".

Сечин, пользуясь доминирующим положением в компании "Башнефть-Полюс" по сути загнал Алекперова в цугцванг, предложив выбирать между прибылью от владения "Варандейским терминалом" и прибылью от участия в "Башнефть-Полюс".

Компания "Башнефть-Полюс" стоит дешевле "Варандейского терминала"

Вероятнее всего, руководство "Роснефти" может расценивать "Башнефть-Полюс" как собственность, 25,1% акций которой пока еще находится под контролем "ЛУКОЙЛа". Не исключено, что в скором времени Алекперову поступит предложение о продаже своей доли в компании "Башнефть-Полюс" по заниженной цене.

Вот только это вряд ли помешает мэнеджменту "Роснефти" продолжить шантажировать "Варандейский терминал" снижением объемов добычи, как следствие, и перевалки нефти.

"Башнефть-Полюс" не главное или Сечин рвется к терминалу?

Не исключено, что "Варандейский терминал" интересует руководство "Роснефти" гораздо больше, чем акции "Башнефть-Полюс". Ведь даже сейчас его оценочная стоимость почти в 2,5 раза выше, чем стоимость всей "Башнефть-Полюс".

Он вполне может "уронить" стоимость "Варандейского терминала" еще ниже, пусть даже и путем падения стоимости компании "Башнефть-Полюс", ведь компания на данный момент также не может переваливать нефть иначе, чем через терминал, контролируемый Алекперовым. К тому же, нет смысла тратиться на строительство чего-то нового, если можно дешево купить что-то уже работающее.

Сечин как "непробиваемый аргумент"

Связанные с Игорем Сечиным люди уже были замечены в попытках закрепиться на ключевых точках перевалки нефти. Этой осенью владелец "Независимой нефтегазовой компании" (ННК) Эдуард Худайнатов выкупил у Ильи Трабера ООО "Форт", которому принадлежит участок площадью 3,6 тыс. гектаров в порту Приморск.

И вот ведь совпадение: к собственнику Приморского торгового порта, ПАО "НМТП" также присматривается ФАС. "Роснефть" обвинила их в "антиконкурентном" ведении дел и навязывании услуг. Даже обвинения к собственникам перевалочных мощностей в Приморске и Варандее схожие.

Это похоже на спланированную кампанию, направленную на вытеснение конкурентов из ключевых для экспорта точек перевалки нефти. Не секрет, что Игорь Сечин недоволен не только "ЛУКОЙЛом", но и политикой "Транснефти". Причем недоволен до такой степени, что готов, по слухам, "нашептывать" на ухо премьер-министру Медведеву всяческие "гадости" про госкорпорацию. Дескать, в "Транснефти" незаконно присваивают доходы "Роснефти". Об этом писал портал "РБК".

"Варандейский терминал" — истинная цель Игоря Сечина?

Вероятнее всего, Игорь Сечин не постесняется использовать все свое влияние для того, чтобы оказать давление на главу ФАС. А если верить слухам, то у Сечина и Артемьева дружеские отношения и оказывать "давление" и не придется. Если для порта Приморск любое решение ФАС вряд ли станет "критичным", то снижение стоимости перевалки нефти через "Варандейский терминал" может обернуться для Алекперова не только убытками, но и потерей акций "Башнефть-Полюс" и самого терминала.

Другие материалы в этой категории: Андрей Рябинский о банкротстве «Урбан Груп» »

Оставить комментарий